12:33 

Фанфик (BtVS): Things present - things past, главы 30-31

Артанис
Quite Contrary
<- Главы 28-29

Глава 30. Альтер-эго

- Если бы ты могла изменить прошлое, то что бы исправила? – спросила Уиллоу. По-турецки скрестив ноги, она сидела на кровати, маленькими глотками пила горячий травяной чай и скармливала кусочек сыра Эми, которая бегала по покрывалу. Тара тем временем занималась клеткой, уже тщательно вычищенной. Она насыпала корм в мисочку и налила свежую воду. По официальной версии Тара и Уиллоу отдыхали. А на деле им, как выяснилось, совершенно не спалось, поскольку в голову лезли разные мысли, так что они начали делиться ими друг с другом, обсудив и Спайка, и его чип, и свои подозрения насчет того, как он теперь поступит. А потом разговор плавно перетек в вопрос, озвученный Уиллоу.

- Это ведь гипотетический вопрос, да? Скажи мне, что всерьез ты об этом не думаешь.

- Нет! Конечно же, нет. Этот вариант не рассматривается мною ни в качестве намерения, ни качестве какого-либо запасного плана. Уверяю тебя, что нет, - сказала Уиллоу. – Просто… ты разве никогда не мечтала вернуться в прошлое и поправить то, что сделала или сказала? Ну, поменять все так, чтобы получилось правильно? Никогда не мечтала исправить совершенную ошибку?

- Нет, Уиллоу, никогда. – Тара отчаянно затрясла головой, отчего хвостики хлестнули по воздуху. Она поставила клетку на место и села рядом с Уиллоу. Крыса подбежала к ней и была вознаграждена ласковым почесыванием. – Жизнь не компьютерная игра. Нельзя нажать на кнопку «повтор» и вернуться в ту точку, когда ничего еще не сделал. Жизнь – это билет только в одну сторону. Всегда можно постараться загладить ошибку, повести себя как-то по-другому, поступить лучше, оказавшись в похожей ситуации. Но если не сталкиваться с последствиями наших действий, то что остановит нас от повторения одной и той же ошибки снова и снова?

- Я знаю, Тара, и я согласна с тобой, - с жаром, но без убежденности ответила Уиллоу. – Но ведь столько событий изменились бы к лучшему, столького можно было бы избежать, вернувшись в прошлое… не было бы войн, катастроф и других несчастий.

- А кто вправе решать, что именно требует поправки?

Тара пришла в ужас, но не от того, что говорила Уиллоу, а от того – как. Их разговоры о том, должны ли они воскрешать Баффи, начались с таких вот «гипотетических» и «теоретических» вопросов и ярого отрицания со стороны Уиллоу, что они являются чем-то большим, а в итоге? Они все отправились на кладбище. Тара искренне радовалась тому, что Баффи жива, но подспудно настраивалась на неизбежность последствий, постоянно спрашивая себе, какую цену им придется заплатить за подобные заигрывания с судьбой.

И в глубине души Тару беспокоило «плавали-знаем-делов-то» отношение Уиллоу к произнесенному заклинанию воскрешения.

- Уиллоу, мы это обсуждали уже. Если что-то находится в пределах наших возможностей, это вовсе не означает призыв к действию, - расстроено произнесла Тара. Она подхватила Эми и отнесла ее в клетку. Крыса тут же забралась в колесо и начала быстро-быстро перебирать лапками.

- То есть ты говоришь, что, найди я способ вернуть Эми прежний облик, я не должна им воспользоваться? – оскорблено спросила Уиллоу, обидевшись на подозрения Тары. – Или следует оставить Баффи там, где она сейчас? Думаешь, я произношу заклинания только потому, что могу? Тебе, как никому другому, стоило бы знать меня лучше. Стоило б понять, что магией я пользуюсь, чтобы помочь. Это мое призвание. Баффи истребляет вампиров, я колдую, чтобы спасти мир. Это МОЕ призвание.

- Ты сама знаешь, я вовсе не это имела в виду! – Тару ошеломил такой отпор.

- Тогда ЧТО ты имела в виду? – совсем повысила голос Уиллоу, не уверенная, что хочет слушать сейчас доводы Тары. Откуда Таре понять? Как только дело касалось магии, их взгляды кардинально не совпадали.

Тара покачала головой, нужные слова отказывались приходить на ум.

Уиллоу со стуком поставила кружку и встала. Голова болела и слегка кружилась. Как получилось, что они с Тарой поссорились? Опять. В прошлый раз после их ссоры Глори высосала из Тары весь рассудок, и Уиллоу поклялась себе, что если она вернет Тару – настоящую, рассудительную, ласковую, нежную и милую Тару, которую она так любила, - они никогда больше не повздорят. Никогда-никогда.

- У-Уиллоу, прошу тебя, - жалобно позвала Тара.

Уиллоу посмотрела на возлюбленную и ее сковало пронизывающим, почти болезненным спазмом тревоги. Она махнула рукой.

- Давай не будем спорить из-за этого, - проговорила она холоднее, чем хотела. Ей требовалось проветриться, избавиться от ужасной головной боли, из-за которой она становилась капризной и брюзгливой. Может, тогда они спокойно поговорят и все выяснят между собой. – Сейчас не время для взаимных упреков. Поговорим, когда я верну Баффи домой. И ты объяснишь мне еще раз, почему использовать магию мне противопоказано. А сейчас отдохни, ты наверняка еще не отошла после открытия портала.

Сказав это, она вышла из комнаты.

* * *

- Что смотришь? – спросил Уоррен, заходя в их штаб, нагруженный двумя большими картонными коробками. Бросив взгляд на монитор, он опознал самую большую спальню в доме Саммерсов. – Ждешь лесбийских сцен?

- Они просто разговаривают, - пожал плечами Джонатан. – Скучно.

- Жаль. Ну, скажешь, когда они перейдут к чему-то рейтинговому. И не забывай записывать происходящее. Никогда не знаешь, что может пригодиться.

Джонатан кивнул и развернул шоколадный батончик.

- Итак, как нам добыть книгу заклинаний? – спросил он. Одним глазом он следил за происходящим на экране, но стул развернул так, чтобы видеть своих сообщников.

- Можно вызвать теоффидского демона, чтобы он ее украл, - предложил Эндрю, отвлекаясь от комиксов про «Людей Икс», которые он упаковывал в специальные пластиковые пакеты для лучшей сохранности: если поделенные после ограбления банка деньги Уоррен потратил на различное электрооборудование, то Эндрю восполнил пробелы в коллекции комиксов. – Ритуал предельно прост. Но демону в качестве платы потребуется дать руку мертвеца.

Джонатан поежился.

- И откуда мы ее возьмем? – недовольным тоном спросил он. – Купим в «Магической Шкатулке»?

- Можно выкопать труп на кладбище. Заодно отрежем от него еще что-нибудь впрок, для других заклинаний. Глаза мертвеца незаменимы, если требуется проследить за кем-то, хотя нам они без надобности, конечно, у нас ведь есть камеры Уоррена, - спокойно выдал Эндрю.

- Фу! – воскликнул Джонатан, с отвращением уставившись на свой полусъеденный батончик «Марс» и отшвыривая его в мусорную корзину. – Не буду я никакие трупы выкапывать, они воняют, они мерзкие, а по кладбищам шастают вампиры, которые знать не знают, что мы опасные мастера преступлений на пути к мировому господству.

- Вырывать тела вовсе не обязательно, джентльмены, - весело провозгласил Уоррен, делая шаг в направлении их злодейского архива. – Я уже знаю, кто принесет нам книгу заклинаний. – Он достал несколько видеокассет с самой верхней полки. Радостно потрясая ими, он объявил: - И нам ничего, кроме них, не потребуется для оплаты.

* * *

- Мисс Саммерс!

- Да? Что вам нужно? – спросила Дон, нервно отшатываясь в сторону. Она возвращалась домой из школы, когда низенький и жуткий человечек преградил ей дорогу, выйдя из-за дерева. Он был уродлив, стар и лыс. «Беее!»

- Вам стоит это увидеть, - сказал человечек. Даже голос у него был жуткий. Дон нахмурилась, надеясь, что повстречалась не с извращенцем. Но он всего лишь передал ей коричневый конверт из оберточной почтовой бумаги.

- Что в нем?

- Откройте.

Она вскрыла конверт и потрясла. В ладонь выскользнули несколько фотографий. Верхняя была зернистой и черно-белой, на ней она увидела себя в «Магической Шкатулке», со странным, отчужденным выражением лица глядящую в спину Ани. Следующее фото: несколько секунд спустя – она прячет в карман амулет, приносящий удачу. Дон прошиб холодный пот. Она просмотрела другие фотографии. Она в комнате Уиллоу и Тары, берет в руки любимый шарфик Уиллоу, по пропаже которого Уиллоу то и дело начинала сокрушаться, хотя прошло уже два месяца. И снова она – в других компрометирующих ситуациях.

- Кто… кто вы? Откуда они у вас? И что вам нужно? – спросила она, ненавидя себя за то, что голос дрожит и срывается. «О, господи, если Баффи узнает…»

- Фото можете оставить себе, нам нетрудно будет напечатать новые. Можем даже видеозаписи предоставить, - повторил Джонатан слова, которые диктовал ему Уоррен в крохотный наушник. Уоррен тем временем сидел в припаркованной за углом «Звезде Смерти» и записывал весь разговор через камеру, закрепленную на воротнике Джонатана.

Заметив, каким убитым и пристыженным взглядом девочка рассматривает снимки, он почувствовал себя неуютно. И порадовался, что наложенные чары надежно скрывают его истинный облик. Он встречал сестру Баффи пару раз в школе. И, хотя не знал ее толком, он просто не смог бы заставить себя произнести все, что уже сказал, будучи собой. Для маскировки он выбрал самого страшного человека, с которым только сталкивался в своей жизни (помимо Корделии Чейз) и делал и говорил только то, что требовал от него Уоррен – значит, это как бы и не он вовсе, так?

- Что скажут твои друзья, узнав, что ты их обворовываешь? Что скажет твоя сестра? Мы можем распространить их по школе. Ты и у одноклассников вещи крадешь?

- Что вам нужно? – вновь спросила Дон, пытаясь казаться хладнокровной и уверенной в себе. Но ее трясло – и от ярости, и от стыда.

- Чтобы ты кое-что украла.

Дон медленно кивнула.

Джонатан подумал, что должен чувствовать воодушевление от прекрасно воплощенной задумки… однако ощущения были больше схожи с тем, будто он надкусил гнилое яблоко. Отчего-то быть злодеем оказалось вовсе не весело.

* * *

Диссертация мисс Катрелл чтением оказалась утомительным. В ней было тесно комментариям и приложениям, от души приправленным напыщенным наблюдательским жаргоном, не говоря уже о пространных сносках. Продираться через сплетения чепухи и околесицы в поисках стоящих крупиц информации было сродни поискам пресловутой иголки в стоге сена. Джайлз вздохнул, бросил увесистую пачку распечаток на стол и налил себе еще одну чашку «Эрл Грея».

В дверь постучали. Аня отперла замок, и внутрь – нога за ногу – зашла Дон.

- Привет всем.

Она бросила рюкзак рядом с лестницей и приблизилась к Джайлзу, пристально, но так, чтобы по возможности не бросалось в глаза, осматривая полки и прикидывая, с какого угла проводилась съемка. В конце концов взгляд задержался на человеческом черепе, ненастоящем, конечно – «Подумать только, на что люди готовы тратить деньги», - камеры видно не было, но Дон готова была поклясться, что она именно там.

- Дон! Уже так поздно? – Джайлз посмотрел на часы.

- Уже? Я думала, уроки никогда не закончатся. Ты не обращал внимание, как тянется время, когда тебе скучно до зевоты?

- Да, пожалуй, - отозвался Джайлз, слушая ее вполуха.

Дон от нечего делать начала перебирать распечатки, на глаза ей попались километры ссылок, и она уронила страницу, точно обжегшись.

- Что ты читаешь? – спросила она.

Джайлз искоса взглянул на два листа, что держал в руках. «Светозарной»? Он поморщился.

- Поэзию, - ответил он.

Дон пренебрежительно сморщила нос.

- Джайлз! Значит, я тут скребу и драю твою половину беспорядка, а ты читаешь стишки? – грозно повысила голос Аня. Они с Истребительницей как раз заканчивали с уборкой. – Положение не-очень-то-неактивного заморского компаньона не дает тебе права отлынивать от своей половины разгрома!

- Поэзию я читал не для собственного развлечения, Аня, - терпеливо сообщил ей Джайлз. – Я провожу исследование.

- О, ну, в таком случае, продолжай. Не буду отвлекать тебя ни от чего, что поможет Ксандеру, - рассудила она и поощрительно похлопала его по плечу. – Или Баффи, - подумав, добавила она. – Если требуется моя помощь, только скажи.

- Спасибо, Аня. Я сам.

Она кивнула и тут же направилась в подвал за ароматическими свечами и амулетами в виде скарабея, чтобы заполнить ими пустые полки. Маева помедлила, но пошла за ней.

- Можно я домашнюю здесь сделаю? – спросила Дон, стараясь не выдать свою нервозность. Требовалась вся ее выдержка, чтобы не пялиться в сторону спрятанной камеры.

- Да, конечно. Не стесняйся, - рассеянно отозвался Джайлз, потирая усталые глаза.

Джайлз разбирался в литературной критике. И, прочтя две кошмарных поэмы, включенные мисс Катрел в приложение к диссертации, он пришел к выводу, что Уильям Крофорд был кем-то вроде аутсайдера в девятнадцатом веке. Во многом похожего на Ксандера даже. Импульсивные, неуверенные в себе, зависимые от чужого мнения, ревниво оберегающие тех, кто дорог, оба они разделяли интерес к историям о героизме и благородстве, хотя, конечно, требовалось хорошее воображение, чтобы сравнить любовь Крофорда к классике и интерес Ксандера к приключениям Человека-паука.

Мисс Катрел всю свою диссертацию построила на убеждении, озвученном ею в телефонной беседе: после обращения личность умершего целиком разрушается, а демон разве что наследует воспоминания, чтобы выдавать себя за человека. Джайлзу было интересно, что бы она сказала, узнав, что, приводя описание Уильяма Крофорда, она тем самым указала ему путь в понимании Спайка.

Перечитывая по новой искренние, но катастрофически невнятные поэмы, Джайлз почувствовал, что держит в руках ключ от давным-давно запертой дверцы.

* * *

- Она на самом деле решилась, - уронив челюсть, произнес Эндрю. – Подумать только, мы шантажируем младшую сестру Истребительницы. Ого! Похоже, она и вправду решила, что мы всем про нее расскажем.

- Потому что мы так и поступим, в случае чего, - заметил Уоррен. – В чем смысл угрозы, если не претворить ее в жизнь?

- Точно, - с пониманием кивнул Эндрю. – Никакого блефа.

- Никакого блефа, - повторил Уоррен, одобрительно хлопнув его по спине.

Джонатан не сказал ничего. Он с трудом мог заставить себя смотреть, как Дон Саммерс входит в «Магическую Шкатулку».

- А что будет с ней после того, как она принесет книгу? – спросил он, уже догадываясь об ответе Уоррена.

- У нас появится заложница, и нам для этого даже пальцем о палец ударить не придется.

- Круто, - выдохнул Эндрю.


Глава 31. Привычка – вторая натура

«Стой спокойно. Просто. Стой. Спокойно», - повторял про себя Ксандер вновь и вновь. Завывания и визги, казалось, приближались. Ксандер стоял, замерев, и ждал. Прислушивался. Пристально смотрел на дверь из темного дерева. Из-за сваленных вокруг двери сломанных столов и нагромождения кроватей ее было не очень хорошо видно, но Ксандер не спускал глаз с захватанной серебряной ручки. В ушах барабанной дробью стучала кровь, заглушая стоны и вскрики испуганных женщин, стоявших позади него. Правая рука все еще адски болела, но благодаря лечению он хотя бы вновь мог ею пользоваться. Да и как там говаривал его тренер по плаванию? «Есть боль, а есть увечье, парни». Мужик, конечно, принадлежал к последним психам и тиранам до мозга костей, но дураком его назвать было нельзя. «Боль или нет, но любому вампиру, зашедшему в эту дверь, придется сначала иметь дело со мной».

Хелен стояла рядом с ним, сжимая в одной руке маленький крест, который она несколько минут назад с трудом отодрала от стены в ванной. Ее внимательный взгляд метался от странного мужчины к двери и обратно.

- Если кто-то из них проникнет внутрь, удерживайте крест перед собой. И не выпускайте его, поняли? Он вас защитит, - поспешно объяснил Ксандер.

Хелен отрывисто кивнула.

Ксандер рискнул отвернуться от двери и посмотреть на женщин, жавшихся друг к другу у дальней от входа стены. Он вооружил несколько более-менее вменяемых из них выломанными ножками столов и наказал вонзать их во врага, а не лупить ими как ни попадя. Он понимал, что женщины слишком слабы и что навряд ли способны при появлении вампира на что-то большее, чем свалиться в обморок или завыть, но вдруг – вдруг случится чудо, и, если все же дойдет до драки, кто-то из них на самом деле сможет постоять за себя.

- Мистер Харрис?

- Зовите меня Ксандер, - откликнулся он, поворачивая лицо к отважной женщине, стоявшей бок о бок с ним. – Что, Хелен?

- Благослови вас Бог, - просто сказала она. И в следующий момент в дверь пятого отделения что-то с громким грохотом ухнуло, и Ксандер чуть не умер от страха.

К счастью, женщины подняли такой ор, что Ксандер тут же взял себя в руки. Последовал еще один оглушительный удар, и на двери появилась вмятина, от которой в разные стороны побежала паутина трещин. Ксандер, напрягшись, широко распахнутыми глазами смотрел в ту сторону. После третьего удара внутрь отделения полетела щепа. Сквозь образовавшийся проем в комнату ввалился изувеченный труп, с глухим стуком упавший на баррикаду. В металлической решетке кроватей запутались окровавленные конечности. Пациент в бедолаге опознавался только по изорванной в клочья и пропитавшейся кровью смирительной рубашке.

Ксандер невольно отшатнулся, едва не запнулся обо что-то на полу и случайно выронил свой кол. Через железные рамы кроватей, загораживающих вход, была видна приближающаяся стройная фигура. Глаза расширились от вызванного узнаванием ужаса, и он из последних сил хватался за остатки своего мужества.

Дарла шагнула в образовавшийся проем, прямо в нагромождение кроватей, и зловеще ухмыльнулась, глядя на свою испуганную добычу.

- Так-так, - произнесла она. – Лунатики крестом разжились. Страааашно. – Она фыркнула. – Думаете, Бог защитит вас?

- Назад, - предупредил ее Ксандер. Голос прозвучал громко и с отчаянной храбростью, на которые он даже не рассчитывал. «Это мое воображение – предположение, конечно, жуткое, если учесть, что я застрял в психушке, - или она и вправду выглядит не так мерзко, как раньше сегодня вечером?»

- Или что? – спросила Дарла. – Помолитесь на меня?

Она шагнула по направлению к испуганному человеку.

- Что случилось с твоим лицом? – спросил Ксандер, удивленный собственной прямотой.

Дарла замерла и прикоснулась кончиками пальцев к изуродованной щеке, на мгновение выбитая из колеи. Ксандер заметил ее неуверенность и ощутил прилив гордости. Хелен справа от него нервно переступила с ноги на ногу.

- Она хоть заживет? А то стремно с такой рожей до скончания времен жить.

Дарла разозлилась. И то, что поначалу казалось Ксандеру отличным способом отвлечь вампиршу, неумолимо перетекало в идеальный план собственного убийства. «Но ведь Баффи всегда отпускает язвительные насмешки во время драки». Он покачал головой в ответ на свои мысли. «Ага, потому что она умеет драться и обладает Истребительской силой, а у тебя в активе один только крест да армия слабых, беременных Луни Тунсов(1), - сказал он себе. – Неоспоримый перевес».

- Не волнуйся, дорогуша. Такая вкусная пища, как ты, поможет мне исцелиться в считанные сроки. – Она облизнула заострившиеся зубы. – Кровь меня восстановит.

Она бросилась к нему с, казалось, скоростью света. Он вскинул зажатый в пальцах крест и удерживал его на расстоянии вытянутой руки. Она тут же остановилась, чтобы не чувствовать исходящий от креста жар, но достаточно близко для мощного и быстрого хука справа. Дарла, застигнутая врасплох дерзостью и силой человека, покачнулась и отступила назад, зажимая лицо ладонями. И в этот момент Хелен прыгнула вперед и прижала свой крест к руке вампирши. Кожа Дарлы лопнула, от нее с шипением пошел пар. Хелен тут же отскочила обратно, намертво вцепившись в свой простенький атрибут религии.

- Молодец, - негромко похвалил Ксандер, пораженный и довольный отвагой Хелен.

Но их триумф длился недолго. Дарла озверела и быстро отошла от шока. Она набросилась на Ксандера, скользнув в вампирскую личину и яростно рыча. Она расцарапала ему руку, лицо и грудь, отведя вторую руку, с крестом, как можно дальше от себя. Он хотел оттолкнуть ее, но всех его сил было недостаточно. Она вонзила в него ногти еще раз, оставив рваные царапины на плече. Он ударил ее свободной рукой. И лихорадочно огляделся в поисках кола.

Многие женщины за его спиной уже упали в обморок, остальные столпились у стены, держась как можно дальше от ворвавшегося монстра. Но одна из них робко подалась вперед и перекинула ему свой кол. Он вытянул руку, чтобы поймать его, в голове в это время пронеслось: «Что случится, если я распылю Дарлу? Почувствую ли я разницу? Изменятся ли мои воспоминания?» И как только пальцы сомкнулись на шероховатой деревянной поверхности, разум заполнили воспоминания о детстве и Джесси. «А он? Если я убью ее, будет ли это означать, что Джесси никогда не обратят? Все мои красочные кошмары – пуф, и исчезнут?»

Дарла быстро оправилась от недоумения и разозлилась еще больше.

- Я собиралась просто убить тебя, - сказала она. – Но теперь повременю. Помучаю какое-то время. Поделюсь с другими. – Она злобно улыбнулась, ходя туда-сюда перед Ксандером, как оголодавший волк. – Интересно, что случится, если обратить беременную. Думаю, получится удерживать тебя в живых достаточно долго, чтобы ты стал свидетелем этого преступления против природы. Как тебе идейка?

Она сделала обманный выпад в сторону Ксандера, но тут же неуловимо сместилась вбок и схватила не ожидавшую этого Хелен, одной рукой сжав ей горло, а второй перехватив за запястье ту руку, в которой был зажат крест. Потому что, в отличие от Ксандера, Хелен в свое единственное оружие вцепилась мертвой хваткой.

- И что ты намерен делать сейчас, молец? – Она показала ему оскал и наклонилась к шее Хелен.

И тут вдруг, взвыв, на вампиршу повалилась Молли, без разбора молотя ее руками. От неожиданности Дарла выпустила руку своей жертвы. Этого мгновения хватило, чтобы Хелен с силой вдавила крест в бедро Дарлы. Вампирша завизжала от боли и совсем ослабила хватку. Молли, подвывая, кулем повисла на Дарле. Ксандер воспользовался преимуществом и, тоже подскочив к Дарле, пнул ее ногой в живот. Она согнулась пополам, и он тут же прижал свой крест к ее спине. Кожа вокруг зашипела и задымилась. Вампирша закричала. Она попыталась выпрямиться и отплатить своему обидчику. Но в это мгновение к ней на спину запрыгнула Молли. Дарла крутилась и извивалась, но у нее никак не получалось стряхнуть с себя сумасшедшую. Ксандер, вложив в удар всю силу, впечатал апперкот в подбородок вампирши, ее голова мотнулась назад.

Хелен подбежала к своей подруге, за ней последовали несколько других женщин, пронзительно визжавших и издававших похожие на мяуканье звуки.

- Молли! – перекрикивая их, позвала Хелен. – Молли, отпусти ее!

Молли отскочила от Дарлы, а три другие женщины вцепились ей в волосы и одежду, тяня в разные стороны и вырывая клоки. Одна даже впилась зубами ей в руку. «Какая ирония», - отстраненно подумал Ксандер. С лица и руки Дарлы обильно текла кровь, на спине ткань платья истлела, а через прожженную в юбках дырку была видна изуродованная кожа бедра. Женщины стонали, как стая банши. Хелен оттащила Молли подальше от побоища, а вампирша тем временем швырнула одну из женщин, словно тряпичную куклу, через всю комнату. Ударила кулаком вторую. Последняя висела на ее руке, вцепившись в нее зубами, - Дарла схватила ее за волосы и оторвала от себя. Она зарычала в лицо женщины, покрытое кровью самой Дарлы. Но если она таким образом намеревалась нагнать на безумную страху, то у нее это не получилось. В глазах женщины не мелькнуло ни одного признака разума. Все также удерживая ее за волосы, Дарла с размаха ударила ее головой о стену. Бедная женщина повалилась на пол, все ее лицо превратилось в кровавое месиво.

Ксандер тем временем приблизился к Дарле со спины, удерживая сломанную ножку наподобие биты. В тот момент, когда он оказался достаточно близко для удара, Дарла обернулась и зашипела на него. Он взмахнул ножкой и ударил. Сильно. Вампиршу отбросила назад, на мешанину сваленных в кучу кроватей. Она пару мгновений изучающе смотрела на тех, кто напал на нее, прежде чем встать и – спиной вперед – выйти из пятого отделения и отправиться на поиски более легких жертв.

* * *

Друзилла пристально смотрела на него. Спайк привык к подобным ее взглядам. Как привык и к внезапно находившим на нее приступам таинственных озарений, поэтому он и не удивился, когда она узнала его:

- А вот и ты. Я искала тебя, - сказала она с полной уверенностью.

- О? Что ж, похоже, что нашла, - тихо подтвердил Спайк, совершенно не представляющий, как себя вести при этой неожиданной встрече.

Она кинулась к нему, словно он был ее давно считавшимся погибшим возлюбленным. Она прикоснулась рукой к его груди, где должно было биться сердце, и успокаивающе прижалась лбом к его лбу. И он не отстранился, потому что вдруг почувствовал себя дома.

- Мой черный рыцарь, - пропела она.

- Моя черная сильфида, - пробормотал он, чувствуя, что тонет в ее бездонных глазах. Он уронил свою сумку и привычным жестом поместил руки ей на талию.

Так стояли они, кажется, целую вечность: его руки обвивают ее тонкую талию, ее правая ладонь лежит на его груди, а левая – на плече. Они не отрывали глаз друг от друга, забыв обо всем на свете, их губы разделяли какие-то дюймы.

Окутанный ее знакомым запахом, Спайк с предельной ясностью вспомнил, как в момент его обращения боль перетекла в удовольствие, вспомнил изменения, творимые в нем ее сладкой кровью. Она была его темной музой, его порочным лакомым кусочком, женщиной, сделавшей его таким, каким он был, спасшей его от скучной и пустой судьбы третьесортного библиотекаря. Женщиной, которую он любил дольше ста лет.

- Идем со мной, - вывел его из задумчивости ее голос. Он предложил ей руку, одновременно с этим другой поднимая свою сумку с награбленным. Удаляясь от лечебницы по темным улочкам, со стороны они казались обычными дамой и кавалером. Очень романтично. Если не обращать внимания на запятнанную кровью одежду.

- Скажи, почему ты здесь? Куда ведет тебя твоя дорога? – непринужденно спросила она.

- Честно говоря, и сам не понимаю, - признал он. Все вокруг казалось страннее и страннее, как в запутанном сновидении.

Она остановилась и повернула лицо, чтобы посмотреть на него. Ее рука взлетела, словно в попытке поймать что-то из воздуха перед его нахмуренными бровями. Она поднесла кулак к глазам и разжала пальцы. На ладони, конечно же, ничего не оказалось. Во всяком случае, Спайк ничего не увидел. Друзилла же с превеликим тщанием изучала свою ладонь. Ему было интересно, что в этот момент открывается ей.

Может, она видела какие-то из его мыслей, пронесшихся в голове, когда он увидел ее. Столько бесценных воспоминаний: как они с ревом неслись по улицам Чикаго в новеньком, только что с завода, Bugatti Type 35B, как праздновали карнавал в Рио, как вырезали свои имена на Берлинской стене, как ходили по джаз-клубам в Праге, как, сжульничав, обыграли в карты Дракулу в Бухаресте, как слушали «Тень» по радио в Новом Орлеане(2), как занимались любовью на гигантском колесе обозрения в венском Пратере(3), как побывали на концерте Джимми в Вудстоке(4)… Восстания, войны, катастрофы. Свинг. Джаз. Панк. Прекрасное время. Время, когда все было намного проще. Время, наполненное зловещим весельем. «О, да. Золотые деньки…»

Друзилла глубоко вздохнула и дунула на руку, как на свечу или одуванчик.

- Так красиво, - промурлыкала она.

Спайк понятия не имел, о чем она говорит, но ему нравилось, что причина ее хорошего настроения – в нем. Он поймал ее руку и прижал к губам. И как только коснулся ее ладони, его тут же наполнила новая волна воспоминаний: о вкусе ее губ и шелковистом прикосновении кожи…

Их губы встретились в страстном поцелуе. Голодном, почти отчаянном. Он прижимал ее к себе, и она с охотой отвечала тем же. В ее объятиях все казалось проще и легче.

- Потанцуй со мной, - захихикала Друзилла, когда он потерся носом о ее шею. Она плавно закачалась, не высвобождаясь из кольца его рук.

- Но ведь музыки нет, - негромко, как маленькому ребенку, возразил он.

- Ну, как же? Разве ты не слышишь? Разве крики – не сладчайшая из музык? Для меня – да, - мечтательно сказала Друзилла. – Мама часто пела мне, но Ангелус заткнул ее рот землей. Я плакала, когда ее опускали в стылую землю. Я бы принесла ей розмарин и анютины глазки, но они всегда вянут.

Спайк прислушался. В самом деле. Крики. В отдалении. Со стороны лечебницы. «Проклятье! Или нет. Какое мне дело, если тупого кретина съедят?» А то, что сказал Ксандер в ночь, когда они вернули Баффи? О результате произнесенного втайне заклинания для воскрешения? Слова до сих пор звучали в ушах Спайка. «К чему дергаться? Скорее всего, он уже все равно мертв. Лучше остаться. С Друзиллой, - и он вновь заглянул в глаза женщины, которую любил столь долго. – Зная о будущем то, что знаю я…» Это знание несло в себе власть и богатство. Несметное богатство.

Но он неохотно высвободился из ее объятий, злясь на тоненький внутренний голосок, которому, казалось, было вовсе не все равно, жив Харрис или мертв. «Да кто он, черт возьми, такой?»

Но дело было в том, что… Дон и остальные хотели, чтобы Харрис вернулся. И Баффи. Она не должна оплакивать дорогого ей человека, когда еще свежи воспоминания о смерти матери. «И кроме того, я пообещал Горошинке… и Джайлзу… черт, я даже Ангелу пообещал, что верну этого каменщика назад. Я на многое способен, но никто не посмеет сказать, что я нарушаю свои обещания».

Друзилла подняла взгляд на своего принца.

- Ты забыл движения? – спросила она его.

- Нет! Нет, я не поэтому остановился, не потому, что забыл. Как я могу их забыть?

- Или ты не со мной стремишься танцевать? – задала она новый вопрос, пытаясь прочесть его мысли по лицу и вдруг став совершенно вменяемой.

Он покачал головой.

- Прости меня, Дрю. Наше время ушло.

Он был готов к тому, что сейчас она выйдет из себя, закричит, как гарпия, и вцепится идеально подточенными ноготками в его лицо, но она только кивнула. Ее разум не был стеснен рассудительностью и последовательным мышлением, и поэтому ее совершенно не смущало и не злило то, как смешивались события минувшие, события нынешние и события, еще не известные.

- Я знаю, - вздохнула она и крепче прижалась к нему. Она приблизила губы к его уху и прошептала: - Или оно еще не настало?

* * *

Ксандер вздохнул с видимым облегчением.

- Давайте выбираться отсюда, - предложил он Хелен.

Хелен кивнула и вывела несколько более-менее ясно соображающих женщин в коридор. Она цыкнула на них и направила половину из них в одну сторону, а другую половину – в противоположную.

- По-отдельности у них больше шансов выжить, - шепотом пояснила она Харрису.

Она взяла Молли за руку, и они втроем поспешно двинулись к выходу из лечебницы. Свидетельства кровавой бойни, мимо которых они проходили, вызывали у женщин порывы к рвоте. Ксандера тоже подташнивало, но чувствуя, что в этом ночном кошмаре ему отвели роль героя-спасителя, он ободряюще сжал руку Хелен. «Сейчас – главное сбежать, проблеваться всегда успею». Время от времени они останавливались, чтобы укрыться в ближайшей кладовой или стенном шкафу, когда поблизости раздавались подозрительные звуки. Но всего четыре ложные тревоги спустя они наконец оказались перед выходом.

- Что ж, видимо, здесь наши дороги разойдутся, - неуверенно начала Хелен.

- Нет, я вас не брошу, - ответил Ксандер.

- Но вы должны, - настаивала она. – Я присмотрю за Молли. К чему вам взваливать на свои плечи еще и заботу о нас.

- Нет, мы вместе отыщем укрытие. По крайней мере, до тех пор, пока не рассветет. И пока я не буду убежден, что оставляю вас в безопасном месте, - произнес он с нажимом.

- Вы добрый человек, мистер Харрис.

Трое героев поневоле двинулись вниз по улице, заглядывая в закопченные окна домов, мимо которых проходили. Они старались держаться подальше от улиц, на которых царило оживление, создаваемое моряками на побывке, а также портовыми шлюхами и воришками, нацелившимися на их кошельки. Наконец, пройдя в бесплодных поисках несколько улиц, они вышли к какому-то заброшенному на вид складу. Ксандер, обмотав кулак лохмотьями своей рубашки, разбил окно с въевшимися потеками грязи и расчистил его от осколков, чтобы им троим, не поранившись, можно было проникнуть внутрь.

Оказавшись в помещении, Ксандер добрел до дальней стены, привалился к ней и медленно сполз на пол, уронив голову на окровавленные руки.

- Вы серьезно ранены, - заметила Хелен.

- Жить буду. – «Надеюсь».

Хелен усадила Молли и приблизилась к Ксандеру.

- Позвольте мне помочь.

Она оторвала кусок ткани от его рубашки и велела расстегнуть ее. Ксандер подчинился. Хелен промокнула тряпицей следы укуса и начала стирать кровь с ран, нанесенных Дарлой.

* * *

Спайк вгляделся в обескровленный труп у своих ног. Обувь и кое-что из одежды пропали. Он поднял смирительную рубашку, брошенную в углу. «Размер Ксандера. Так где же он сам?»

Взломать кабинет с делами пациентов оказалось легче легкого. Отыскать нужные документы – еще проще. В списке не было «Харриса, Александра», зато присутствовал «Кент, Кларк», ориентировочно диагностированный буйно помешанным с возможной склонностью к убийствам. «Буйно помешанный! Еще сомневаетесь!» После этого-то Спайк и направился к указанной комнате, но обнаружил, что она пуста.

«Кровавый бардак! Как опрометчиво со стороны долбаного Суперчудика было вот так драпануть отсюда!» Он зарычал от бессилия и страха, в котором не признался бы даже самому себе. «Как, бога ради, мне его теперь отыскать? Что если он уже в корм для червей превратился?»

- Проклятье! – ругнулся Спайк, схватил стоявшую в комнате кровать и несколько раз ударил ею по стене, отчего в разные стороны полетела щепа деревянного каркаса. Одна щепка срикошетила и попала ему в руку, что привело его в чувство. Он слизнул проступившие капельки крови. После того, как он выпустил пар, стало полегче и он бессознательно похлопал себя по карманам пальто в поисках сигарет, но тут вспомнил, что его «Мальборо» остались на другом конце планеты, не говоря уж, что в будущем, до которого придется ждать еще 121 год. «Лучше не придумаешь!»

- И теперь что? – спросил себя Спайк. «Боже, мне нужно выпить. И покурить. И план придумать. Необязательно в таком порядке».

Он вышел из комнаты и направился по коридору – сначала шагом, а затем перейдя на рысь. Запах недавно пролитой крови, казалось, пропитал все здание. Он даже не заметил, как у него отросли клыки, а глаза загорелись янтарем. Он заглядывал в каждую дверь, мимо которой проходил, и встречавшиеся в некоторых комнатах пациенты кричали от ужаса. Он проверил каждый труп. И всякий раз с подобным уколу облегчением, раздражающим его самого, обнаруживал, что это не Ксандер.

Наконец, он вновь оказался у ворот лечебницы. Минуту или две он раздумывал над своими дальнейшими действиями, пока не понял их с кристальной ясностью. «Выпить. Немедленно!»

* * *

Зайдя в пивную, первым делом Спайк проверил, который час. Большие старинные часы показывали пол-одиннадцатого. У барной стойки он удостоверился, что раздутый, как пивная бочка, владелец заметил его золотые соверены. Мужик оценивающе осмотрел грязную и запятнанную в крови одежду Спайка и подозрительно сощурился, но просьбу Спайка выслушал, кивнул, взял плату, а в обмен поставил перед вампиром бутылку и стакан. Спайк, прихватив их, двинулся на поиски свободного столика. Спугнув из-за одного пару проституток, уселся за него и приготовился ждать. Тем временем владелец переговорил с несколькими хлопчиками разбойного вида, занимающими круглый стол, заставленный высокими пивными кружками.

Спайк наполнил свой стакан и с тоской уставился в него. Злодейка-судьба в очередной раз подложила свинью: каких-то три часа прошло, а ни Ксандера, ни чипа в голове, зато один труп на руках, пусть и по незнанию. И ведь не определить никак, завязал ли он какие-то узлы, которые изменят знакомое ему развитие событий. Он сидел и думал о том, что сбитый им несколько раз дорожный знак «Добро пожаловать в Саннидейл» уже поменялся на «Добро пожаловать в Адскую Пасть». «Кровавый ад!»

Всего два дня назад он разговаривал с Маевой об этом. О том, что будет, если из него убрать чип. «Я сказал, что не стану больше убивать, кажется? - Он невесело усмехнулся. – И вот сколько тот благородный порыв продлился. Как там Корделия про меня сказала? Что меня сглазили? Вот именно. Спайка сглазили. Он всегда одной ногой на банановой кожуре стоит». Он опрокинул в себя выпивку: дешевый джин, на вкус напоминающий растворитель. Нетерпеливо барабаня пальцами по столешнице, он наблюдал за громилами, поднявшимися из-за своего стола и направившимися в его сторону. Они распространяли вокруг себя ощущение угрозы, но на деле, когда Спайк повторил свою просьбу, оказались деловыми ребятами.

Как только они покинули паб, владелец ободряюще кивнул ему и переключился на других посетителей.

«За соломинку хватаюсь, - обругал себя Спайк, - впустую трачу время». Но с места не сдвинулся.

Мыслями он вернулся назад, к тому моменту, когда в последний раз видел Баффи, настоящую Баффи. Он собирался пригласить ее на танец. Самый обычный танец. Не имеющий ничего общего с выбросом адреналина при стычке Истребительницы и вампира. Совсем ничего общего. Просто под музыку и, быть может, держась за руки. И казалось, она готова была согласиться – не без насмешки и какого-нибудь предупреждения, конечно, но все же… А теперь им уже никогда не танцевать вместе. Не под музыку, во всяком случае. Даже если он поможет Баффи вернуться в свое время. Узнав про отсутствующий чип, она никогда больше не подпустит его к Дон и своим друзьям. А если и убийство взломщика откроется, то она, скорее всего, посчитает своей священной обязанностью распылить его раз и навсегда.

То, что он напортачил со спасением Харриса, баллов ему тоже не добавляет. «Что мне сказать ей… им? “Простите, но он пропал, потому что я с Дрю пустился по волнам моей памяти”? Ага, все сразу же в мое положение войдут».

Спайк осушил второй стакан и налил себе третий. «Неважно уже, что я сделаю, - угрюмо решил он. – Я прокололся».

С Ксандером или без него, но он ей поможет. Разве может быть иначе? Он любит ее. Однажды он уже подвел ее, и больше подобного не допустит. Он был готов обманывать, лгать и даже убивать, если придется, лишь бы вернуть ее домой. «И к дьяволу последствия!»

Он нервно покосился на часы. «Почему так долго?»

Десять минут спустя владелец отвел Спайка в слабо освещенную заднюю комнату. Какой-то скользкий тип передал Спайку увесистый сверток. Вампир проверил содержимое, кое-что одобрил, остальное забраковал. И кивнул. Скупщику краденого он заплатил четыре соверена, что намного превышало реальную стоимость вещей, но ему было не до того, чтобы торговаться. Он переоделся в поношенное, но вполне приличное черное пальто, надел шляпу и вернулся в зал. Там он открыл крышку серебряных карманных часов и проверил, что они идут и время показывают правильное. А затем уселся за стол, чтобы приняться за то, что ненавидел сильнее всего: ждать.

Час спустя первая бутылка джина опустела, и Спайк принялся за вторую. Алкоголь нисколько не разогнал мрачные мысли вампира. Оживился он только тогда, когда вернулся один из бандитов.

- Двадцать фунтиков, – грубо сообщил мужчина.

Спайк выудил из кармана пригоршню золотых монет и высыпал их на столе сверкающей кучкой. Рука бандита дернулась к деньгам, но Спайк ловко поймал ее.

- Где?

Мужчина потер запястье, когда Спайк отпустил его.

- Идем, покажу.

Спайк кивнул и собрал свой нехитрый скарб. Он проследовал за сомнительного вида товарищем к двери, постукивая своей новой тростью и задаваясь вопросом, не направляется ли он в ловушку.

- Это вам от меня, дамы, - произнес он, проходя мимо стола с ночными бабочками и ставя на него почти полную бутылку джина. Ушел он прежде, чем хоть одна из них успела его поблагодарить.

* * *

- Как же я ненавижу вампиров! – простонал Ксандер, отчаянно мечтая о «Тайленоле», чтобы хоть немного заглушить боль от нанесенных Дарлой ран.

- Да неужели? – произнес знакомый голос.

Ксандер и обе женщины подпрыгнули. Молли завыла от страха и изо всех сил вцепилась в руку Хелен.

- Спайк? Спайк! Что ты здесь делаешь? Меня чуть удар не хватил из-за тебя! - воскликнул Ксандер. «Не думал, что такое возможно, но боже, до чего же я рад его видеть!» Но он тут же настороженно уточнил: - Ты ведь версии 2001-го, так?

Ксандеру странно было видеть Спайка в пальто, а не в кожаном плаще. Не говоря уж о шляпе и трости. Обсуждение и шутки насчет внешнего вида он решил отложить до лучших времен. Рядом со Спайком стоял грузный тип не-хочу-встречаться-с-ним-в-темном-переулке. Спайк что-то ему передал – видимо, деньги, - тип приложил палец к краю своей шляпы и ушел.

- Как ты отнесешься к ответу: «На всех парусах несся тебе на помощь»? – вампир неторопливо приблизился, вытащил кисет и начал скручивать себе сигарету.

- Услышав его от тебя? Страшно удивлюсь. И с большим недоверием. Где Уиллоу? Где остальные? А Баффи тоже пришла? – Ксандер заозирался, ожидая, что друзья сейчас выйдут из окружающих со всех сторон теней.

- Здесь только я.

Спайк зажег сигарету и с видимым удовольствием вдохнул полные легкие дыма.

- Зевс милосердный! Ты – это вся команда по спасению? – с недоверием спросил Ксандер. – Они отправили ТЕБЯ? Час от часу не легче.

- Спасибо за сердечное приветствие, капитан Неуклюжесть, - поддел Спайк.

- Дай угадаю, - сказал Ксандер, прищуриваясь. – Ты вызвался, потому что мы с тобой лучшие друзья. – Голос сочился сарказмом. – Сколько Джайлз пообещал заплатить тебе? Или это еще одна попытка залезть под юбку Баффи?

На какое-то мгновение ему показалось, что Спайк разозлился и едва сдерживается, чтобы его не ударить. Ксандер порадовался, что где-то в мозгу вампира находится кусочек правительственной разработки. Они смерили друг друга взглядами взаимной неприязни.

Молли и Хелен слышали весь обмен фразами, но с трудом улавливали, о чем идет разговор. Однако враждебность отношений этих двух мужчин была очевидна. Молли теснее прижалась к Хелен. Мужчина с короткими светлыми волосами пугал ее.

Первым, хоть и насильно себя заставив, игру в гляделки прекратил Спайк.

- А это что за пугала? – спросил он, кивая на излучающих страх женщин.

- Я их защищаю, - выпятив грудь, ответил Ксандер. – Хелен, Молли, это Спайк. Спайк, познакомься с Хелен и Молли.

Вампир фыркнул.

- Что? Девицы в ожидании рыцаря? – Он пристальнее вгляделся в них, но тут же мысленно отмахнулся как от несущественного осложнения. – Ага, прямо слюнки потекли.

Ксандер повернулся, чтобы обратиться к женщинам:

- Не бойтесь, он при веем своем желании вреда вам причинить не может. Он лает, но не кусает.

Спайк проигнорировал подначку. Лишь пожал плечами и перебросил свою сумку Ксандеру.

Ксандер попытался поймать, но из-за ран реакции замедлились, и сумка упала на пол.

- Что там? – с подозрением посмотрел он на мешок, будто ожидал, что у того сейчас отрастут клыки.

- А на что похоже, дурень? Одежда. Не хотелось бы, чтобы бобби нас через пять шагов остановили, потому что твои заляпанный кровью лохмотья так и кричат: «Обратите на меня внимание». Одевайся.

В голове пронеслись несколько вариантов язвительных ответов, но Ксандер мудро решил, что дареному коню – или вампиру – в зубы не смотрят. Не говоря ни слова, Хелен подошла к нему и помогла переодеться: Спайк принес ему тесноватый темно-серый костюм и коричневое пальто.

- Боже, Спайк, ну и несет же от тебя. Что это за запах? – наконец спросил Ксандер, неуклюже пытаясь застегнуть пуговицы на пальто. Хелен успокаивающе сжала его руку и сделала это за него.

- Ты и сам далеко не розами благоухаешь, - ответил Спайк, враждебно на него уставившись.

- Да, но я много бесконечных часов провел в месте, рядом с которым Саннидейл покажется отелем «Хилтон». Так что за вонь?

- Джин. Хочешь?

- Ты напился, прежде чем отправляться за мной?

- Неужели ты думал, что я на трезвую голову тебя спасать соглашусь? Подумай еще раз.

Спайк подобрал сумку, развернулся на пятках и направился было прочь.

- Спайк, подожди, мы еще не уходим, - сказал Ксандер, вставая у него на пути. – Пока еще нет.

- Что?

- Я не брошу Хелен и Молли. Их нельзя здесь оставлять одних.

- Ты издеваешься? Да что с тобой? Или на самом деле себя Кларком Кентом возомнил? Хочешь, я тебе синие трико и красные трусы раздобуду?

- Заткнись, Спайк. Не в этом дело!

- Я тебя умоляю, они же умалишенные. Не от мира сего. У них не все дома. Что тебе нужно от этих несчастных?

- Вот ты мне и скажи, - язвительно ввернул Ксандер. – Что, сто лет терпел закидоны Друзиллы, а теперь все прошло?

- Отлично, - холодно ответил Спайк. – Будь по-твоему.

И, отсалютовав двумя пальцами, обогнул удивленного Ксандера и направился к выходу.

Ксандер с отвисшей челюстью смотрел ему вслед.

- Подожди! – позвал он. – Спайк! – «Пожалуйста!»

Вампир не остановился и не оглянулся. Ксандер перевел взгляд на испуганных женщин, затем – на удаляющуюся спину своего спасителя, затем – обратно на своих подопечных. Он тяжело вздохнул, но от своего решения не отступился.

- Не бойтесь, - обратился он к ним. – Завтра утром, когда солнце уже взойдет, я попробую найти вам одежду. Украду или это пальто продам. – Он стряхнул его с себя и укутал им плечи Молли. – Вот так, всяко потеплее будет.

Пальто оказалось достаточно большим, чтобы под ним можно было укрыться обеим женщинам, когда они устроились на голом полу в углу.

- Поспите, - предложил им Ксандер. – Я покараулю.

Не прошло и десяти минут, как усталость сморила их и они заснули.

Ксандер довольно долго вышагивал перед ними назад и вперед, прокручивая в голове ссору со Спайком. Пришлось нехотя признать, что вел он себя не лучшим образом. Но реакция Спайка все равно поразила его. «С чего это он вдруг стал мистером Обидчивостью? На что он рассчитывал? Медаль получить? Он злой и бездушный монстр. Который такими, как я, обычно закусывает. Которому нет никакого дела ни до кого из нас, кроме Баффи, - он силился найти все новые доводы, словно бы пытаясь убедить невидимую публику в своей правоте. – И то, что он несколько раз спасал нас, вовсе не означает, что он не попытается убить нас позже». Временами помнить об этом становилось трудно. Особенно когда Спайк казался совершенно обычным человеком, когда он сам, похоже, забывал, кто он на самом деле. Но кто-то должен помнить. И быть готовым к худшему. Вот и все.

Настроение вдруг резко упало, и Ксандеру отчаянно захотелось сжевать что-то вкусненькое для «заедания» стресса: пару шоколадок или пончиков. Да и выпить можно было бы. Не джин, но он не отказался бы от бутылочки или даже двух «Будвайзера». Все тело болело. Ничего страшного не случится же, если он немного передохнет сидя? «Я не про спать, - сказал он себе, - я очень даже бодр, просто ноги устали». Он примостился рядом с женщинами, и спустя несколько минут их размеренное дыхание убаюкало его.

Когда на склад тихонько вошел вампир, Ксандер уже похрапывал.

-----------------------------------------------
Примечания
От автора:
Соверен – золотая монета достоинством в 1 фунт стерлингов (на него можно купить новые серебряные карманные часы или сотню кружек эля). Самые дешевые билеты на судно, идущее из Англии в США, стоили 5-7 фунтов.

От переводчика:
(1) Луни Тунсы (looney toons, «безумные мультяшки», или – looney tunes, «безумные мелодии») – мультипликационные персонажи, среди которых Багз Банни, Даффи Дак, Вилли Койот и другие.

(2) «Тень» (The Shadow) – название журнала, в основу каждого номера которого ложился рассказ о Тени, борце с преступностью и несправедливостью. Его популярность была настолько велика, что об этом герое создавались и радиоспектакли, в котором Тень разговаривал голосом Орсона Уэллса

(3) Пратер – большой парк и зона отдыха в Вене, колесо обозрения построено в 1896-1897 и является одним из символов города

(4) имеется в виду Джимми Хендрикс, американский гитарист, певец и композитор (27.11.1942 - 18.09.1970)

Глава 32 ->

@темы: перевод, бумагомарание, ФанФикция, Buffyverse

URL
Комментарии
2011-04-18 в 12:35 

drowse
:ura::ura::ura:

2011-04-18 в 12:44 

Артанис
Quite Contrary
drowse, :)
Так быстро! я ведь только-только опубликовать успела))))

URL
2011-04-18 в 12:57 

drowse
я еще читаю, но это от радости :shy:

2011-04-18 в 13:04 

Артанис
Quite Contrary
drowse, ну, я догадалась))) прочитать его за *сверившись с данными дайри* 2 минуты, пожалуй, невозможно))) я просто самому комментарию, так быстро появившемуся, удивилась:)

Я рада, что порадовала)))

URL
2011-04-18 в 14:01 

tapatunya
Я отвергаю гордыню, воздаяние и агрессию. Мой метод основан на любви. Я люблю вас (с).
и в итоге я полтора часа сижу на работе и читаю перевод сначала. какой он большой, какой титанический труд. там много еще до конца? так интересно.
Артанис, спасибо)))

2011-04-18 в 14:23 

Артанис
Quite Contrary
tapatunya, ох... я, когда думаю, на какой объем замахнулось, мне плохеет:lol: но история уж очень понравилась. а теперь вот сама на себя злюсь, потому что быстро переводить не получается, а затянула я с фиком - ох, как сильно...

до конца там еще 14 глав плюс эпилог:)

URL
2011-04-18 в 14:30 

tapatunya
Я отвергаю гордыню, воздаяние и агрессию. Мой метод основан на любви. Я люблю вас (с).
до конца там еще 14 глав плюс эпилог
:buh: да, автору явно есть что сказать этому миру. Ну будем ждать)
Артанис, ты ссылку на начало фика тоже бы давала, вдруг есть еще такие же тормоза, как я)))

2011-04-18 в 14:50 

Артанис
Quite Contrary
tapatunya, я после того, как закончу с переводом, собиралась сделать запись-содержание))))
Но в принципе у меня в эпиграфе есть ссылка на запись, где собраны вообще все ссылки на все, что я писала-переводила и что опубликовала в дневнике:) за исключением, правда, 2011 года, но это я буквально сегодня вечером собираюсь исправить)))

URL
2011-04-18 в 15:31 

Zlataslawa
А чистописание у меня хорошее, но почему-то хромает...(с) Винни-Пух.
Ура) Спасибо)

2011-04-18 в 17:36 

Танто
Спасибо, порадовала:)

2011-04-19 в 13:17 

Артанис
Quite Contrary
Zlataslawa, Танто, вам спасибо:)

URL
2011-05-04 в 23:05 

ana-va
:ura::ura::ura::ura::ura::ura:

     

Дневник Артанис

главная